Сен - Женевьев - де - Буа

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Сен - Женевьев - де - БуаПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


среда, 9 января 2013 г.
Аркадий Северный Dynkel 19:39:47
 ­­
Степь, прошитая пулями, обнимала меня,
И полынь обгоревшая накормила коня.
Вся Россия истоптана, слёзы льются рекой –
Это родина детства, мне не нужно другой.

Наше лето последнее, рощи плачут по нам.
Я земле низко кланяюсь, поклонюсь я церквам.
Всё здесь будет поругано, той России уж нет,
И как рок приближается наш последний рассвет.

Так прощайте, полковник, до свиданья, корнет,
Я же в званье поручика встречу этот рассвет.
Шашки вынем мы наголо на последний наш бой.
Эх земля моя русская, я прощаюсь с тобой.

Утром кровью окрасятся и луга, и ковыль,
Станет розово-алою придорожная пыль.
Без крестов, без священника нас оставят лежать,
Будут ветры российские панихиду справлять.

Степь, порубана шашками, похоронит меня,
Ветры с Дона привольные, заберите коня.
Пусть гуляет он по степи, не доставшись врагам.
Был он другом мне преданным, я ж друзей не продам.

Прoкoммeнтировaть
Алексей Яцковский Dynkel 18:09:26
 ­­
Не надо грустить господа офицеры
Что мы потеряли того не вернуть
*Уж нету отечества, нету уж веры
И кровью отмечен нелегкий наш путь
Пусть мы неприятелем к Дону прижаты
За нами осталась полоска земли
*Пылают станицы, поселки и хаты
А что же еще здесь поджечь не смогли
По нашим следам степь за степью несется
Спасибо друзьям, что я здесь не один
*Погибнуть и мне в этой схватке придется
Ведь я тоже русский и я дворянин*
Пусть нас обдувает степными ветрами
Никто не узнает, где мы полегли
*А чтобы Россия всегда была с нами
Возьмите по горсточке русской земли
Не надо грустить господа офицеры
Что мы потеряли того не вернуть
Уж нету отечества, нету уж веры
И кровью отмечен ненужный наш путь
Уж нету отечества, нету уж веры
И кровью отмечен нелегкий наш путь

Прoкoммeнтировaть
вторник, 1 января 2013 г.
любэ ангелы божьи нас отпоют Dynkel 18:50:30
 
­­


Наших имён не запомнит Россiя,
Наши следы заметелят снега,
Годы последние, пороховые,
Грянет салютом пуля врага.

Нас не накроют флагом военным,
Не прозвенит над нами салют,
Разве что в небе вечном, нетленном
Ангелы Божьи нас отпоют.

Нет, не закроет холмик могильный
Наши надежды и наши сердца.
Господи Славный, Боже Всесильный,
Дай за Тобою пройти до конца.

Нас не накроют флагом военным,
Не прозвенит над нами салют,
Разве что в небе вечном, нетленном
Ангелы Божьи нас отпоют.

Нас не накроют флагом военным,
Не прозвенит над нами салют,
Разве что в небе вечном, нетленном
Ангелы Божьи нас отпоют.

Разве что в небе вечном, нетленном
Ангелы Божьи нас отпоют.


Наших имён не запомнит Россiя,
Наши следы заметелят снега,
Годы последние, пороховые,
Грянет салютом пуля врага.

Нас не накроют флагом военным,
Не прозвенит над нами салют,
Разве что в небе вечном, нетленном
Ангелы Божьи нас отпоют.

Нет, не закроет холмик могильный
Наши надежды и наши сердца.
Господи Славный, Боже Всесильный,
Дай за Тобою пройти до конца.

Нас не накроют флагом военным,
Не прозвенит над нами салют,
Разве что в небе вечном, нетленном
Ангелы Божьи нас отпоют.

Нас не накроют флагом военным,
Не прозвенит над нами салют,
Разве что в небе вечном, нетленном
Ангелы Божьи нас отпоют.

Разве что в небе вечном, нетленном
Ангелы Божьи нас отпоют.
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 23 декабря 2012 г.
Марианна Колосова Dynkel 19:07:34
 Марианна Колосова (Римма Ивановна Виноградова, в замужестве Покровская) родилась 19 (26) мая 1903 года на Алтае. Происходила из древнего и крепкого рода кубанских казаков. Ее отцом был священник, убитый воинствующими безбожниками, а ее жених, белогвардейский офицер, был расстрелян чуть ли не на ее глазах. До Гражданской войны жила в Барнауле.
Весь 1919 год и начало 1920-го Марианна Колосова провела в районе Семиречья — последнем оплоте белых сил на юго-восточном направлении. Эту территорию удерживали остатки 2-го Степного сибирского корпуса под командованием генерал-майора Анненкова. После разгрома белых она навсегда покинула Россию, перебравшись вместе с анненковцами в Китай, сначала в Джунгарию, а затем в Харбин.
Там, в китайском Харбине, ее стихи стали публиковаться в русском журнале «Рубеж», а в 1929 году вышел первый ее сборник «Армия песен». В дальнейшем в Харбине увидели свет ее книги стихов «Господи, спаси Россию!», «Не покорюсь!», «На звон мечей». Творчество Марианны Колосовой высоко ценили русские поэты Харбина — А.Несмелов, А.Ачаир, В.Перелешин и многие другие. Современники называли ее «бардом Белой армии» и харбинской Мариной Цветаевой.
После оккупации Харбина японцами она в 1934 г. вместе с мужем, бывшим офицером Белой армии А.Н. Покровским перебралась в Шанхай, где ее стихи стали публиковаться в журнале «Парус» и где вышли две ее последние книги: «На боевом посту» и «Медный гул». В 1949 году Китай стал коммунистическим, и семья Покровских уехала сначала на Филиппины, затем в Бразилию. В конце 50-х они окончательно осели в Чили. Скончалась Марианна Колосова 6 октября 1964 года. Похоронена в Пуэнте-Альто, пригороде Сантьяго. На табличке, прикрепленной к могильному кресту, имеется надпись: «Русская национальная поэтесса».

­­

БЕССМЕРТНИК

У далекой реки,
Где живут и колдуют шаманы,
Берега высоки
И прозрачны ночные туманы.

Высоки берега,
Над водою — обрывы крутые.
И темнеет тайга
Со времен Ермака и Батыя.

Со времен Ермака…
Молчаливы степные курганы,
Молчалива река,
Где звенят бубенцами шаманы.

И другие живут,
Но другие попали случайно,
И они не поймут
Величавую древнюю тайну.

Тайну старой тайги,
Где ночные опасны засады,
Не отыщут враги
Драгоценные русские клады.

Первый клад Иртыша,
Что лежит, в волны темные канув:
Боевая душа
Ермака, победителя ханов!

Охраняет тайга
Клад второй: молодую Россию!
И пугает врага
Мрачным шумом лесная стихия…

Реки, степи, леса…
Сколько воздуха, солнца и шири!
И звенят голоса
Старой песней о Русской Сибири!

И казак удалой
Из безвестной сибирской станицы
Рисковал головой,
Охраняя родные границы.

«Жили мы на Оби… —
Так рассказывал дедушка внуку. —
Ты свой край полюби
За красу, за отвагу, за муку!»

Там бессмертник цветет,
Там шаманы звенят бубенцами…
Все чужое умрет,
Все родное — останется с нами.

1933 г

­­
Мы с тобой врагами не добиты,
Но в тупик глухой заведены,
Два обломка королевской свиты,
Короля трагической страны.

Подвиг — это миг самозабвенья,
Огненный полет в ночную высь.
Клятву долголетнего терпенья
Мы с тобою выполнить взялись.

Жизнь диктует новые законы,
Вожаки кричат: «Не отставай!»
Но перед отцовскою иконой
Огонек зажечь не забывай.

Никому нас не переупрямить,
Жизнь борьбой неравною полна.
В эти дни сожжем о прошлом память,
Чтоб не помешала нам она!

Чтоб душа слезой не растекалась,
В мусорную яму сволоку
Нашу эмигрантскую усталость,
Нашу эмигрантскую тоску


Подкаст ( 05:14 / 1.2Mb )
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 3 декабря 2012 г.
ГДЕ-ТО В ПОЛЕ ВОЗЛЕ МАГАДАНА Николай Заболоцкий Dynkel 20:16:01
 ­­
­­
ГДЕ-ТО В ПОЛЕ ВОЗЛЕ МАГАДАНА

Где-то в поле возле Магадана,
Посреди опасностей и бед,
В испареньях мёрзлого тумана
Шли они за розвальнями вслед.
От солдат, от их лужёных глоток,
От бандитов шайки воровской
Здесь спасали только околодок
Да наряды в город за мукой.
Вот они и шли в своих бушлатах –
Два несчастных русских старика,
Вспоминая о родимых хатах
И томясь о них издалека.
Вся душа у них перегорела
Вдалеке от близких и родных,
И усталость, сгорбившая тело,
В эту ночь снедала души их,
Жизнь над ними в образах природы
Чередою двигалась своей.
Только звёзды, символы свободы,
Не смотрели больше на людей.
Дивная мистерия вселенной
Шла в театре северных светил,
Но огонь её проникновенный
До людей уже не доходил.
Вкруг людей посвистывала вьюга,
Заметая мёрзлые пеньки.
И на них, не глядя друг на друга,
Замерзая, сели старики.
Стали кони, кончилась работа,
Смертные доделались дела...
Обняла их сладкая дремота,
В дальний край, рыдая, повела.
Не нагонит больше их охрана,
Не настигнет лагерный конвой,
Лишь одни созвездья Магадана
Засверкают, став над головой.












Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 21 октября 2012 г.
Автор: Белов И. Р. Dynkel 21:15:54
 ­­
Эх, Россия, родная сторонка!
Ты дарила мне радость, покой.
И звучали задиристо, звонко,
Наши песни над Волгой-рекой!

Там в 20-м мы насмерть сражались,
За Святую Единую Русь.
Проиграли мы бой, но не сдались,
И к тебе я обратно вернусь!

На душе веселей от сознания,
Что не зря пролилась наша кровь,
Унесли мы с собою в изгнание-
Веру в Родину, честь и любовь!

Бейся сердце любимой России,
Слышу я твой призывный набат!
Не остудят тебя вьюги злые,
Не укроет под спуд снегопад!

Все претерпишь и победишь,
Православной своей судьбой!
Нераскаянный грех мой простишь,
Отпевая псалмы в упокой...
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Людмила Придворова Dynkel 21:03:55
 Ты, говорил: «Проверенные люди,
Тебя не бросят дочка никогда».
Уж год живем мы в новом Петербурге,
А от людей от этих ни следа…

Я пью, дышу, хожу гулять по скверу
И всматриваюсь в каждый силуэт
Быть может не рабочий это,
А молодой спаситель мой корнет?

Но те мужчины вовсе не такие,
В них выправки военной просто нет.
Глаза у них голодные и злые, -
Обижены они на божий свет

Да, где же Вы - проверенные люди?
Что увезут меня в далекую страну.
Где буду плакать я о старом Петербурге,
А новый никогда не полюблю...

Пусть говорят, что слишком молода я,
Что резкая и не умею ждать.
Что многого еще не понимаю
И не готова, правду принимать…
Я не готова, честно не готова
К той жизни, что я вижу за окном.
Душа сжимается сурово,
Когда по улице идём.
Ну, где же Вы - проверенные люди?
Неужто, Вас не будет никогда?
Я задыхаюсь в новом Петербурге,
Я умоляю Вас: "СПАСИТЕ, господа..."















Прoкoммeнтировaть
понедельник, 8 октября 2012 г.
Андрей Гончарук Белое дело Dynkel 20:09:12
 И видели словно в тумане глядевшие вслед
Полуденный блеск золотых офицерских погон,
И странным казался встававший кровавый рассвет,
Последний гудок и церковный завьюженный звон...

Но были так ясны холодные, зимние дни,
Что стены вокзалов сверкали от тонкого льда,
И вот уже город, как облако, таял вдали,
И шли в неизвестность по снежным путям поезда.
­­
Прoкoммeнтировaть
вторник, 25 сентября 2012 г.
Виктор Коростышевский Dynkel 18:49:22
 ­­

РУССКОЕ КЛАДБИЩЕ ПОД ПАРИЖЕМ

Чужой приют для праведных изгоев,
где нет ни победивших, ни героев.
Уходят в никуда ступеньки лет.
Всё на чужбине горестной не просто:
французская ухоженность погоста,
как мишура парадных эполет.

Тут каждый день экскурсии трусцою,
в которых нет сочувствия покою,
но есть тщеславное "и я здесь был".
Ночную тишину и с ней прохладу,
впускает месяц желтый за ограду
к окаменевшим ангелам без крыл.

И все молчат и берегут друг друга.
Как тесен мир их собственного круга,
диаспоры нам дорогих теней.
Художники, писатели, актрисы…–
по каждому отплачут кипарисы,
но список всё становится длинней.

Бессменно служат бравые солдаты,
у каждого через тире две даты.
Я обхожу полков печальный строй.
И голову склонив на этой тризне,
клянусь в любви измученной Отчизне.
Здесь каждый воин для меня герой.

Пусть едет дальше без меня автобус,
Я задержусь, поставлю свечку, чтобы
они услышали, как я скорблю.
Я напишу слова для новой песни
о доблести, о храбрости, о чести.
Сегодня я коней не тороплю.
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 17 сентября 2012 г.
Тэффи Dynkel 20:29:44
 ­­

Песня о белой сирени

Дай мне радость нежного привета,
Мне на кудри свой венок надень!
— В день расцвета радостного лета
Распускалась белая сирень.

Ласк твоих хочу я без возврата!
Знойно долгих в долгознойный день!..
— В час заката ядом аромата
Опьяняла белая сирень.

День угаснет, и уйду я снова
В тени ночи, призначная тень…
— В снах былого неба золотого
Умирала белая сирень.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
среда, 12 сентября 2012 г.
Кирилл Ривель Dynkel 17:41:22
 ­­
В самоповерженной России
в эпоху пирровых побед
мои часы остановились
на бездорожье скорбных лет.
Что легче – в пропасть духа прыгнуть
Или историю забыть?
Коль первому дано – погибнуть,
Дано последнему – простить.

Не мне судить грехи России,
Не мне лечить ее тоску,-
Здесь испокон: или в святые,
Или дубиной по виску!
Куда нас тащит цепь событий,
И на кого потом пенять?
Коль первому дано – погибнуть,
Дано последнему – понять…

Или забыть: во смутны годы
Блажен, чья память подведёт,
Коль первый – горний прах исхода,
Последний – платит за исход!
… Я – не последний, и не первый,
но сопричастностью вины
мне ближе нёсший Символ Веры
сквозь безысходность той войны.
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 6 августа 2012 г.
Сен - Женевьев де Буа Dynkel 19:22:31
 ГЕРМАНОВА (в замужестве Калитинская) Мария Николаевна (1885 – 9 апреля 1940, Париж, пох. на клад. Сент-Женевьев-де-Бу­а). Актриса, режиссер. Жена А.П. Калитинского. С 1902 в Московском художественном театре (МХТ). В 1919 выехала за границу. В Советскую Россию не вернулась. ­­


Германова Мария Николаевна / Mariya Germanova (1884 или 1885, Москва,-9.4.1940, Париж) - актриса, режиссер, педагог. Настоящая фамилия - Красовская-Калитинс­кая (урожденная Бычкова). Самая знаменитая ее роль в Московском Художественном театре - умная и страстная, "инфернальная" Грушенька из "Братьев Карамазовых" (1910) - показывает тип ее характера. Из писем Станиславского о ней: "Она не знает артистической этики" (24.11.1907); "У Г-й нет обаяния" (19.8.1909). Отмечали ее внешнюю эффектность, при недостатке глубины.

Училась в Первой московской Мариинской гимназии и школе МХТ. В труппе МХТ с 1902 г. В 1917-8 гг. ставила "Король темного порога" Р. Тагора. Снималась в кино (1914, 1915, 1923). Когда часть труппы МХТ в 1919 г. оказалась отрезанной деникинским фронтом и гастролировала по Европе, М.Н. решила не возвращаться (в мае 1922) с театром из эмиграции. Возможно, это было связано с тем, что муж ее, А.П. Калитинский, получил кафедру в Пражском университете. Вместе с Н.О. Массалитиновым возглавила так называемую Пражскую группу МХТ, работая и в качестве режиссера. Основала в Праге Русский камерный театр. В октябре 1922 г. в Берлине вела переговоры со Станиславским о возвращении в МХТ. Дольше всего в эмиграции жила в Париже (начиная с 1926): играла в нескольких труппах, ставила спектакли в "Русском студенческом христианском движении".

Будучи в Нью-Йорке и руководя тогда молодежной труппой Лабораторного театра, в начале января 1930 г. познакомилась с Н.К. Рерихом и загорелась его культурными идеями. 25.3.1930 Н.К. сообщил ей ее эзотерическое имя - Альбина, по воплощению монахиней (см. Дн-1.12.31). В апреле уехала в Париж и приняла активнейшее участие в работе Французского общества Рериха, была президентом общества "Друзья Культуры" и Женского Союза. Письмо Е.И. Рерих от 7.10.1930, по двухтомнику, или от 13.10, по изданию МЦР, посвящено инициативе М.Н. создания единения женщин всего мира "Сестры Золотой Горы". Однако уже весной 1931 г. она предала движение (произошло одержание, видимо, от слишком впечатлительной психики, неустойчивости ауры и умственных предрассудков) и стала, вместе с мужем (которого тоже тогда предала и довела до безумия), порочить Н.К. Рериха под псевдохристианскими­ лозунгами. Сценарий отступничества - типичный: резкая постановка женской темы призывает "бесов", и темные соблазны предстают в церковной оболочке. Полезно сравнить с В.А. Дукшта-Дукшинской (см.). Это был, как минимум, третий отказ от сотрудничества (в том числе с Соломоном).
Прoкoммeнтировaть
четверг, 26 июля 2012 г.
Автамонов Игорь. Я-вернусь Dynkel 17:53:47
 Автамонов Игорь. Я-вернусь

Мы погружались днем, а уплывали ночью...
Из труб упорно шел тяжелый черный дым...
А утром, с палубы, мы видели воочию,
Как медленно тонул за горизонтом Крым...

Вокруг крестили даль... Стоял и плач и шепот.
Но с Родиной тогда я не прощался, нет!
А позже - лишь во мне вставал обиды ропот,
Я верил, что вернусь, хоть через много лет!

И верю я теперь: быть может, лишь душою
Вернусь на Родину - в Россию, в нашу Русь!
Молитвой, книгами - я мост туда построю!
Любовью к Родине!.. В Россию я вернусь!!!


АВТАМОНОВ Игорь Александрович

(11 апреля 1913 - 26 апреля 1995, Лос-Анджелес)

Инженер. Общественный деятель.
Родился в семье капитана I ранга в Севастополе.
После ухода русского флота из Крыма в Бизерту получил с семьей убежище в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев. В 1923 начал учиться в русско-сербской гимназии, откуда перешел в 5-й класс Крымского кадетского корпуса. Окончил полный курс корпуса. Состоял в аэроклубе русского сокольства и получил звание пилота на планерах. Поступил в Морскую академию Югославского флота, откуда перешел в Белградский университет, на механическое отделение, на котором получил звание авиаинженер. Самолетостроение стало его профессией в Югославии, и на этом поприще он продолжал работать после переселения в США.
Став американским гражданином, устроился на должность инженера-конструкто­ра в фирму «North American Aviation», ныне известную как «Rockwell International». Создатель электромеханических­ систем управления для боевых и экспериментальных самолетов F-100, F-107, X-15 и космического челнока «Shuttle». Принимал живое участие в русской общественной жизни. Был членом Общекадетского объединения, основателем и в течении многих лет председателем Лос-Анджелесского отдела КРА [Конгресс Русских Американцев], действительный член Общества русских инженеров в США и РАГ [Русская Академическая Группа в США]. Был великолепным оратором и докладчиком. Основал корпорацию «Наш храм», которая перестроила в русском стиле храм Покрова Божией Матери в Лос-Анджелесе. Занимался литературно-историч­еским творчеством. Автор исторических поэм в стихах: «Рогнеда» (1970), «Владимир Мономах» и «Гита Гарольдовна», сборника стихов «Гроза» и «По дорогам».
Прoкoммeнтировaть
пятница, 20 июля 2012 г.
Сен - Женевьев де Буа Dynkel 19:14:58
 ВЫРУБОВА Нина Владимировна

(4 июня 1921, Гурзуф, Крым - 25 июня 2007, Париж, похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де-Бу­а)
­­


Балерина, педагог.
Жена (в первом браке) В.В. Игнатова, мать Ю.А. Князева (от второго брака). В 1924 вывезена матерью в Париж. Училась в частной школе в Медоне. Балетному искусству училась у О.О. Преображенской, В.А. Трефиловой, И.Л. Вырубовой. С 1934 участвовала в концертах и благотворительных вечерах. В 1940 выступала в театре «Летучая мышь» и Русском балете в Париже (дирекция Е.Н. Арцюка), в 1942 в Балете Бориса Князева. С 1944 танцевала в Театре Елисейских полей. В 1949 подписала контракт с Па¬рижской оперой (1949-1956). В 1950 впервые исполнила главную роль в балете А. Адана «Жизель». В 1957-1960 танцевала в составе Балета маркиза де Куэваса. Участвовала в «иллюстрациях» на лекциях С.М. Лифаря, в работе Хореографического института и Общества «Танец и культура». Выступала на Международных фестивалях танца в Экс-ле-Бен (департамент Савойя) (1957, 1959). Снялась в фильмах Д.Делюша «Le Spectre de la danse» («Видение танца», 1960), «Адажио» (1964) и «Найденные тетради Нины Вырубовой» (1996). Совершила в качестве руководителя гастрольную поездку с балетной труппой по Дальнему Востоку и Австралии (1965). В 1966 занялась педагогической деятельностью, открыла в зале Плейель в Париже Балетную школу. Профессор кадрилей балета Парижской оперы (1968-1970). Руководила хореографической частью в консерватории 7-го парижского района. Удостоена премии Анны Павловой Института хореографии за «Жизель» (1957), первым призом за участие в фильме «Видение танца» (1964). Награждена орденом «За заслуги» (1976), орденом Искусств и словесности, премией Мариуса Петипа и др.

­­


Знаменитая французская балерина русского происхождения Нина Вырубова скончалась в Париже в ночь на 25 июня в возрасте 86 лет. Об этом сообщил французский кинорежиссер Доминик Делуш, несколько лет назад снявший о балерине документальный фильм. Нина Вырубова родилась в России, которую покинула в возрасте трех лет со своими родителями, представителями последней волны белой эмиграции.
Знаменитая французская балерина русского происхождения Нина Вырубова скончалась в Париже в ночь на 25 июня в возрасте 86 лет. Об этом сообщил французский кинорежиссер Доминик Делуш, несколько лет назад снявший о балерине документальный фильм. Нина Вырубова родилась в России, которую покинула в возрасте трех лет со своими родителями, представителями последней волны белой эмиграции. В Париже ее учила балетному искусству ее мать, а также уехавшие во Францию русские балерины. Слава пришла к Вырубовой в 1945 году, когда ее представил публике балетмейстер Ролан Пети, работавший тогда в труппе "Балет Елисейских полей". Исполнение Вырубовой партии Спящей красавицы в балете "Комедианты" на музыку Анри Соге было с восторгом встречено французами.
Прoкoммeнтировaть
вторник, 3 июля 2012 г.
Юрий Нестеренко Dynkel 19:31:44
 ­­
Белая вьюга

Все темные силы проснулись от спячки,
Одних ослепя, а других - погубя,
В кровавом бреду, в полоумной горячке
Россия казнит, убивает себя.
Что правда, свобода, коль нет даже хлеба?
Костями засеяны наши поля!
Над нами бездонное, черное небо,
Под нами - залитая кровью земля.
На белом снегу стынут красные пятна,
Россия больна, безнадежно больна!
Увы, слишком многим еще не понятно,
Кому это нужно и чья здесь вина.
В замерзшей и замершей Первопрестольной
Аресты, расстрелы, отчаянье, страх,
Куранты стоят, звон умолк колокольный,
Лишь стаи ворон на церковных крестах.
Где мир, где порядок, где слава, где совесть?
ХОЛОПСКАЯ БАНДА в МОСКОВСКОМ КРЕМЛЕ!
И кровью написана страшная повесть
Об этой покинутой Богом земле.
Все рухнуло разом, растерзано в клочья!
И пал Третий Рим жертвой диких племен!
Бескрайнюю степью, холодную ночью
Сквозь белую вьюгу идем за кордон.
А белая вьюга колышет знамена
И свищет, и стонет, и бьется вдали,
И звездочки снега летят на погоны -
С беззвездного неба на плаху земли.
О, что же наделала ты, Русь Святая!
Тебе мы уже неспособны помочь!
Лишь белая вьюга наш след заметает,
За красным закатом - бескрайняя ночь...
Прoкoммeнтировaть
вторник, 26 июня 2012 г.
Марина Цветаева Dynkel 19:56:20
 ­­На кортике своем: Марина —
Ты начертал, встав за Отчизну.
Была я первой и единой
В твоей великолепной жизни.

Я помню ночь и лик пресветлый
В аду солдатского вагона.
Я волосы гоню по ветру,
Я в ларчике храню погоны.
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 18 июня 2012 г.
Автор неизвестен Dynkel 17:36:27
 Мы богаты лишь тем, что в России родились.
Только это у нас никому не отнять.
Мы всегда и везде русским флагом гордились
И забывшим про Родину нас не понять.

Наше сердце не там, где покой и достаток,
Если это вдали от российских полей.
Мы бы отдали все, чтобы жизни остаток
Провести среди праведных русских людей.

Наш размах и простор невозможно измерить,
Нашу удаль и бунт тяжело укротить.
Чтоб любовь испытать, ее нужно проверить
Расставаньем и горем ее освятить.

Одного за другим нас несчастья косили,
Мы терялись и гибли в чужой стороне.
Мы скорбим бесконечно, скорбим по России -
Безвозвратно ушедшей великой стране.

Музыкант в аксельбантах нам песню выводит,
Что знакома душе с гимназических дней.
Наше солнце над миром пускай не заходит,
Может луч попадет и России моей.

Наше сердце не там, где покой и достаток,
Если это вдали от российских полей.
Мы скорбим бесконечно, скорбим по России -
Безвозвратно ушедшей великой стране.


­­
Прoкoммeнтировaть
Кирилл Ривель Dynkel 17:19:19
 
Я душу сжег в заснеженных степях,
В ревущих жерлах орудийных глоток.
Закат запекся кровью на штыках,
Когда я в рост шагал на пулемёты.
Я шёл в шеренгах именных полков
И офицерских сводных батальонов.
Но золото московских куполов
Не заиграло в золотых погонах.

Над Сивашом раскаты батарей,
Трубач «отход» трубил усталым ротам.
Увы! «Последний довод королей»
Не в нашу пользу высказан народом.
Вставала борта серая стена,
Толпа роняла в воду чемоданы.
Ах, господа, чужая сторона
Не возродит разрушенные храмы.

Я сердце сжег и прах его пропил
От Петрограда до Владивостока,
Где меж крестов заброшенных могил
Потерян крест последнего пророка.
И вспыхнул мозг, и погрузился в тьму,
И все грехи мне пуля отпустила.
Я был расстрелян в декабре в Крыму
В десятках тысяч сдавшихся на милость.


­­
Прoкoммeнтировaть
Кирилл Ривель Dynkel 17:00:04
 
Отгорели пожары российской Вандеи,
На поля и погосты сошла тишина...
Мы вино благородное Белой идеи,
Словно горькую чашу испили до дна.
Не разверзлась земля,
Гром небесный не грянул,
Когда вновь на Голгофу влачили Христа,
И снаряды дырявили древние храмы,
И хулу поневоле творили уста.
Кони сбили копыта, штыки затупились,
Как патронные ящики, души пусты...
Уж по трапам отмерены первые мили
От гранита последней российской версты.
Все теперь эмигранты, а проще изгои,
Заплатившие красной ценой за исход.
Вот Россия коснулась небес за кормою,
И обуглились створы небесных ворот.
Что ж, солдаты поруганной, изгнанной веры,
Наша армия – дым отгоревших побед?
Мы обломки ее, господа офицеры,
И опора престола, которого нет!
Но придут времена и «исполнятся сроки»,
И потомки постигнут, что кровь – не вода.
По Делам своим каждый заплатит в итоге,

­­
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
среда, 13 июня 2012 г.
Кирилл Ривель Dynkel 18:15:23
 ­­
Ах, память – черный зрак ствола...

Ах, память – черный зрак ствола...
А над расхристанной Россией
Пылают храмы вековые.
Колокола, колокола...

Чу, по самим себе звонят
На обгорелых колокольнях!
Рыдают или бью в набат?
Иль стонут медные от боли?

Ах, память – Ледяной поход,
Кубань и Дон, и степь без края...
Над полем брани снег идет,
И кровь дымится, замерзая.

Под хрипы схваток штыковых,
Разбойный свист казачьей лавы
Подкралась гибель вековых
Устоев царственной Державы.

Глотаю снег горячим ртом...
Не все рубцы затянут годы.
Дымя, уходят пароходы,
А жизнь осталась за бортом.

Что было? Бойня, кровь и грязь,
И взлет надежды окрыленной...
Почем в Стамбуле русский князь
И офицерские погоны?

Нет ни погоста, ни угла.
Пылают храмы вековые,
Нас всех смахнула мать-Россия,
Как крошки хлеба со стола.

Нет больше Родины и дома.
Что можно взять, ты все взяла.
И погребальным черным звоном
Гудят твои колокола...
Прoкoммeнтировaть
среда, 6 июня 2012 г.
Кирилл Ривель Dynkel 18:35:51
 "Родился 28 октября 1948 года в роддоме Грауэрмана в Москве на Арбате. Двух лет отроду был отправлен в семью прадеда в Ялту, где прожил счастливо 8 лет. Под Новый год возили в столицу, показывали родителям. Вспоминаются каждодневные ёлки,мороз, огромный, по сравнению с Ялтой, город, высоченные дома, потоки машин... Москва не понравилась - холод, родственники тискали, гулять не пускали. Уезжал всегда с облегчением. К 10 годам забрали в Москву, чтоб всю оставшуюся жизнь грезил морями и благословенным Крымом. Учиться начал в 1-й ялтинской школе им.Чехова, продолжил в 112 на Б.Козихинском в Москве.Дальше больше... В 1974 женился на ленинградке и переехал в Питер, "соблазнившись на ленточки эти и на якоря" (А.Городницкий). Вот уж 30 с лишним лет... " Песни на свои слова писал и в Москве, но, как-то, между прочим и редко, больше исполнял чужие. Изданы книги стихов и компакт-диски." - К.Ривель
В России известен как автор, в основном, морских песен, за рубежом - как певец Белого Движения. Успешно прошедшие выступления во Франции, Испании и Тунисе в конце 90-х были благодарно приняты русской эмиграцией Первой волны и отмечены эмигрантской прессой. Новый, дополненный альбом «Я душу сжег…», посвященный Гражданской войне, вышел с Благословения Русской Православной церкви за границей (РПЦЗ). В мае 2008 на открытии Памятника Русской Армии в Галлиполи, был преподнесен членами Российской правительственной делегации потомкам русских эмигрантов-галлипол­ийцев. В 2008 издан двойной Морской альбом.

­­Африканское солнце Бизерты.
Средиземного моря лазурь.
Занесли нас российские ветры
В край, далекий от классовых бурь.

Отгорели года роковые,
И снаряды разбили мосты...
Над последней эскадрой России
Голубые трепещут кресты.

Вновь кострами в сердцах огрубевших
Память высветит черны дни,
Где артурский герой поседевший
Умирал на штыках матросни,

Где для нас не жалели патронов,
Но пред тем, как тела убивать,
Золотые срывали погоны,
Чтобы честь и присягу отнять.

Пережившие гибель Державы
Корабли на приколе стоят.
Им уже не вернуться со славой
В Гельсингфорс, Севастополь, Кронштадт!

Отданы якоря становые,
Звоны склянок печально чисты...
Над последней эскадрой России
Голубые трепещут кресты.

Ждут напрасно невесты и жены,
Мы успели сродниться в тоской,
Только жаль, к материнской ладони
Не прижаться, как в детстве , щекой...

Отгорели года роковые
И снаряды разбили мосты...
Над последней эскадрой России
Голубые трепещут кресты
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 4 июня 2012 г.
Константин Фролов - Крымский бард Dynkel 17:40:43
 ­­Посвящение русским офицерам
Константин Фролов - Крымский бард

Вот опять запорошенный инеем бор.
Дробный топот копыт. Скрип седла.
Нынче нас тишина расстреляла в упор
У невзятого нами села.
Мой гнедой подустал от смертельных атак.
Он храпит и грызёт удила.
И понять он не может, не хочет никак,
Что сегодня не наша взяла.

Не гляди так, Гнедой. Я и сам жив едва.
Только как же всё это тебе объяснить?
Для тебя ведь Россия - степная трава,
Для меня - путеводная нить.

Вот поручик, коня осадив на скаку,
Вороного поднял на дыбы,
И рука с револьвером взметнулась к виску,
Обрывая все нити судьбы.
Неужели и мне в окровавленной мгле
Молча падать под ноги коня?
Неужели я больше не нужен земле,
Без которой не будет меня?

Нет прекрасней могилы, чем в этих снегах!
Как, приятель, мы осиротели с тобой!
Для тебя это лишь заливные луга,
Для меня - это вечная боль.

Нам указан порог. Мы уже не нужны.
Вот и всё. Это даже не месть!
Кто-то вычеркнул нас на скрижалях страны.
А какая без Родины честь!
Те, кто выиграл дикую эту войну,
Не щадили ни душу, ни плоть.
Боже, только бы не погубили страну!
Остальное прости им, Господь.

Мы уходим, Гнедой. В спину нам - суховей.
А в душе пустота. И ни зги - впереди.
Для тебя ведь Россия - роса на траве,
Для меня - это крест на груди.
Прoкoммeнтировaть
вторник, 29 мая 2012 г.
Есаул Чернецов Dynkel 16:48:30
 «Молодой ростовский поэт А Громов, дебютировавший в прошлом году интересной тетрадкой стихов, посвятил есаулу В.М. Чернецову стихотворение, которое и было напечатано в «Вольном Доне» уже после смерти первого донского партизана. Стихотворение понравилось чернецовцам и не раз они певали его, вспоминая своего вождя. Стихи далеки от совершенства, но в них много чувства и преклонения пред В.М. Чернецовым, наполнившим юношеские умы и сердца.­­
"Есаулу Чернецову"

Над безмолвьем уснувшего Дона,
Над простором родимых полей
Слышен отзвук далёкого стона,
Слышен лязг беспощадных степей!
То не пламя пылает заката,
Не рыбак свою песню поёт...
В дикой злобности брат встал на брата,
Стон замученных к мести зовёт.
Враг идёт многолик, безобразен,
Наступает со всех он концов,
Но проснулся донской Степан Разин,
Сын степей - есаул Чернецов
И ударил на вражьи он орды,-
Только дым заклубился вдали...
Так восстал Дон свободный и гордый
Для спасенья родимой земли.
Так восстань, брат любимый и старший,
И Кубань, и Урал за тобой
Все пойдут в зачарованном марше
На последний решительный бой
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 28 мая 2012 г.
Виноградов Иван Васильевич Dynkel 18:08:27
 Виноградов Иван Васильевич (12 февраля (25 февраля) 1895, Санкт-Петербург — 12 января 1981, Елец, Липецкая область) — архимандрит, деятель Русской православной церкви, участник Белого движения. Окончил первое Санкт-Петербургское­ реальное училище (1913), два курса Санкт-Петербургской­ духовной академии, ускоренный курс Владимирского военного училища. Во время Первой мировой войны участвовал в боях на Румынском фронте, был ранен, командовал ротой. В начале 1918 вступил в отряд полковника Михаила Дроздовского, с которым совершил переход из Ясс на Дон, где присоединился к Добровольческой армии. Офицер-"дроздовец",­ в бою под Ростовом-на-Дону был ранен вторично, а под Гейдельбергом (название немецкой колонии в Крыму) — в третий раз.Дроздовский умер от ран в январе 1919-го, его и сменил Антон Туркул. К марту 1919 года в полку, ранее полностью офицерском, каждый третий взвод стал мальчишеским. Кадеты, гимназисты, студенты, едва достигшие пятнадцати - шестнадцати лет. Среди ежечасной смерти многие писали стихи. Вот и штабс-капитан между боями выцарапывал карандашом свои стихотворения. Завершил службу в Дроздовском полку в чине капитана и должности полкового адъютанта.

­­


Вьётся над нашим отрядом
Белый Андреевский стяг.
Вынул палаш пред парадом
Славный полковник Жебрак.



Вот он по фронту шагает
Нашу обходит семью.
Сам он заметно хромает
Был он поранен в бою.

Крест его грудь украшает
Крест тот - символ храбрецов.
Взгляд наш его провожает
Верим ему мы без слов.

В бой он ходил с нами вместе
Пулям не кланялся он.
В самом рискованном месте
Он появлялся пешком.

Храбрость его погубила
Дерзкой та храбрость была.
Вражия сила лишила
Нас командира полка.

Над телом его надругалась
Злых негодяев рука.
Но им дорого досталась
Смерть храбреца Жебрака.





Прoкoммeнтировaть
понедельник, 21 мая 2012 г.
Джон Ричардс Dynkel 16:43:53
 ­­

Джон Ричардс


Ты слов не жалей
Ты слов не жалей для испытанных душ,
Что верой и правдой служили,
Как вы пережили сто вьюг и сто стуж,
Напомни и расскажи им.

Ты дел не забудь, что отваги полны,
Борьбы пред судьбой незавидной,
Друзей поддержи в эти трудные дни,
Друзей, за которых не стыдно.

Наполни очаг теплотой тех сердец,
Бок о бок, что доблесть ковали,
Вдыхали огонь и глотали свинец,
Но правды своей не продали.

Ты слов не жалей, закаленных в крови,
Для тех, кто ее с тобой делит,
Для тех, кто лежал у холодной земли,
И так же отчаянно верил.



Прoкoммeнтировaть
 


Сен - Женевьев - де - БуаПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
пройди тесты:
"что вы тут делаете?" или...
Ты стерва! Или моя лучшая подруга...
читай в дневниках:
привет всем, как у вас дела?вот у м...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх