Сен - Женевьев - де - Буа

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Сен - Женевьев - де - БуаПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


четверг, 20 июня 2013 г.
Сен-Женевьев-де-Буа Татьяна Радынова стихи Dynkel 17:56:50
 ­­
Русское кладбище под Парижем,
в Сент-Женевьев-де-Бу­а
Русское кладбище под Парижем,
в Сент-Женевьев-де-Бу­а.

Белый храм средь берез и туманов,
Голубой купол чистой слезой…
Над эпохой потерь и обманов,
Над безбожия мрачной грозой.

Он парт словно в чистой лазури,
Утешает любви тишиной.
Унесенные смерчем той бури
Обрели здесь последний покой.

И в небесной задумчивой сини
Здесь встает наша слава и боль,
Честь и слава Великой России
И страдания горькая соль.

Средь березок, воздушных и легких,
Отделен от родных очагов,
Русский остров в туманах далеких
У Парижских чужих берегов.

Здесь молитвой наполнится сердце,
Тайны некой развеется дым,
Мир глубокий в душе водворится.
И вернешься отсюда иным.

Татьяна Радынова
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 10 июня 2013 г.
Ирина Полонина Сен - Женевьев - де - Буа Dynkel 19:53:37
 ­­

Ирина Полонина

Старый художник в кашне и берете
В маленьком скверике где-то в Москве
Осень рисует, и взгляд его светел.

Мыслями он далеко-далеко,
Я заглянула — мурашки по коже.
Там на картине парит Сакре-Кёр*,
Клёнами, будто кострами, обложен.

Старый этюдник и ватмана лист
Краской заляпаны огненно-рыжей,
Как же он высмотрел в стёклышки линз
Осень в кварталах и парках Парижа?

Тёмную Сену и арки мостов,
Сен-Женевьев-де-Буа­ закоулки,
Там, среди русских могил и крестов
Эхо забвения отзвуком гулким

Тихо ложится к ногам Терпсихор
В мраморно-белых боа эмигрантских.
Дремлющий Ангел крыла распростёр
Лебедем белым… и время не властно…

Пусто в обители Сен-Женевьев.
С неба ли… с веток склонившихся клёнов
Падают листья к подножиям дев,
Вечно скорбящих… навеки влюблённых…

И замирают невольно слова.
Небо роняет слезу виновато.
Холодно… В Sainte Genevieve de Bois
Время стирает безмолвные даты…

Я не смогла равнодушно пройти,
У старика попросила картину:
- Сколько, маэстро, рублей заплатить?
- Не продаётся души половина…
Прoкoммeнтировaть
пятница, 7 июня 2013 г.
Сент-Женевьев де-Буа Княжна Зинаида Алексеевна Шаховская Dynkel 20:46:16
 Княжна Зинаида Алексеевна Шаховская родилась 30 августа/12 сентября 1906 года в Москве. Представляла литературный журнал "Благонамеренный" (1926), основанный ее братом Д. А. Шаховским (будущим архиепископом Иоанном). Во время второй мировой войны участвовала во французском и бельгийском Сопротивлении. С 1941 г. редактор Французского информационного агентства в Лондоне. В 1945 - 1948 г. военный корреспондент в Германии, Австрии, Греции, Италии. С 1949 г. в Париже. Сотрудник Международной федерации киноархивов (1951 - 1952), главной редакции французского радиовещания (1961 - 1964), русской секции французского радио и телевидения (1964 - 1968). Кавалер ордена Почетного Легиона и офицер ордена Искусств и Словесности. Главный редактор газеты "Русская мысль" (1968 - 1978). Печаталась также под псевдонимом Жан Круазе. Скончалась 11 июня 2001 года в старческом доме в Сент-Женевьев де-Буа под Парижем.
­­
Ночь пришла и двери отворила
В неизбывность радости и сна,
И в ночи такая зреет сила
И такая нежная весна,

Что душа, от страха замирая,
Ищет, ищет нового пути,
Приближается к преддверью рая,
Недостойная в него войти…



Невинных нет в моем краю
И даже дети виноваты
Но и в виновных узнаю
Их белых спутников крылатых

Ведь на обширнейшей земле
Давно наученной терпенью
Таится как огонь в золе
Простое ангельское пенье

Оно неслышное растет
Как колос летом колосится
Метелью радужной метет
Вздымается небесной птицей

И в час когда блеснет рассвет
Сметая страхи и тревоги
Оно одно найдет ответ
Напоминанием о Боге.





Что голос осуждений света?
Глагол ничтожной суеты!
Я не хочу его привета
И презираю клеветы!
Я знаю, люди не поймут,
Не оценят моих желаний
И не постигнут упований!
С душой холодной не дадут
Они мечте моей ответа ...
Для них чужда душа Поэта,
Их сила чувства не живит,
Их жизнь души не проявит.

Стихотворение посвящается Николаю Гумилёву

Автор:
Зинаида Шаховская
Источник:
Образ Гумилёва в советской и эмигрантской поэзии

Просыпаемся. Плачет звезда
Об ушедших далеко, когда-то.
И проходят за годом года
И солдаты идут за солдатом.

Это воинство мертвых солдат,
Гумилевскому подвигу верных
И идущих до райских врат
Своим шагом глухим, равномерным.

На полях, на полях, на полях
Подымается облако пыли,
Высоко шелестят тополя,
Имена о которых забыли.

Не случайно я с детства верна
Гумилевскому подвигу битвы —
У парижского стоя окна,
Я шепчу о солдатах молитвы,

Как о братьях всех стран и времен
И поет моя память живая,
Изгоняя в бессонницу сон
И в солдата меня превращая.








Прoкoммeнтировaть
среда, 29 мая 2013 г.
.Юрий Борисов стихи Dynkel 18:06:31
 ­­
Закатилася зорька за лес, словно канула,
Понадвинулся неба холодный сапфир.
Может быть, и просил брат пощады у Каина,
Только нам не менять офицерский мундир.

Затаилася речка под низкими тучами,
Зашептала тревожная черная гать,
Мне письма написать не представилось случая,
Чтоб проститься с тобой да добра пожелать.

А на той стороне комиссарский редут - только тронь, а ну! -
Разорвет тишину пулеметами смерть.
Мы в ненастную ночь перейдем на ту сторону,
Чтоб в последней атаке себя не жалеть.

И присяга ясней, и. молитва навязчивей,
Когда бой безнадежен и чуда не жди.
Ты холодным штыком мое сердце горячее,
Не жалея мундир, осади, остуди.

Растревожится зорька пальбою да стонами,
Запрокинется в траву вчерашний корнет.
На убитом шинель с золотыми погонами.
Дорогое сукно спрячет сабельный след.

Да простит меня всё, что я кровью своею испачкаю,
И все те, обо мне чия память, крепка,
Как скатится слеза на мою фотокарточку
И закроет альбом дорогая рука.

­­


По зеленым лугам и лесам...
По зеленым лугам и лесам,
По заснеженной царственной сини,
Может, кто-то другой или сам
Разбросал я себя по России.

Я живу за верстою версту,
Мое детство прошло скоморохом,
Чтоб потом золотому Христу
Поклониться с молитвенным вздохом.

Моя радость под солнцем росой
Засверкает в нехоженых травах,
Отгремит она первой грозой,
Заиграет в глазах браговаров.

Моя щедрость - на зависть царям
Как награда за боль и тревоги.
Теплым вечером млеет заря
Над березой у сонной дороги.

Я тоску под осенним дождем
Промочил и снегами забросил,
И с тех пор мы мучительно ждем,
Долго ждем, когда кончится осень.

Свою ненависть отдал врагу,
Сад украсил я нежностью легкой,
А печаль в деревянном гробу
Опустил под "аминь" на веревках.

Моя жизнь, словно краски холста, -
Для того, чтобы все могли видеть.
Оттого моя правда чиста:
Никого не забыть, не обидеть.

Мое счастье в зеленом пруду
Позапуталось в тине замшелой.
Я к пруду непременно приду
И нырну за ним с камнем на шее.

­­

Справа маузер, слева эфес
Острия златоустовской стали.
Продотряды громили окрест
Городов, что и так голодали.

И неслышно шла месть через лес
По тропинкам, что нам незнакомы.
Гулко ухал кулацкий обрез
Да ночами горели укомы.

Не хватало ни дней, ни ночей
На сумбур мировой заварухи.
Как садились юнцы на коней
Да усердно молились старухи!..

Перед пушками, как на парад,
Встали те, кто у Зимнего выжил...
Расстреляли мятежный Кронштадт,
Как когда-то Коммуну в Париже...

И не дрогнула ж чья-то рука
На приказ, что достоин Иуды,
Только дрогнули жерла слегка,
Ненасытные жерла орудий.

Справа маузер, слева эфес
Острия златоустовской стали.
Продотряды громили окрест
Городов, что и так голодали...


­­

Заунывные песни летели
В край березовой русской тоски,
Где над детством моим отзвенели
Петербургских гимназий звонки.

Под кипящий янтарь оркестрантов,
Под могучее наше "Ура!"
Не меня ль государь-император
Из кадетов возвел в юнкера?

В синем небе литавры гремели
И чеканила поступь война.
И не мне ли глаза голубели
И махала рука из окна?

Мчались годы в простреленных верстах
По друзьям, не вернувшимся в ряд,
Что застыли в серебрянных росах
За Отечество и за царя.

Не меня ли вчера обнимали
Долгожданные руки - и вот,
Не меня ли в чека разменяли
Под шумок в восемнадцатый год?
Прoкoммeнтировaть
вторник, 21 мая 2013 г.
Памяти Николая Туроверова Dynkel 17:08:21
 ­­



Памяти Николая Туроверова
В своего коня стрелял
С корабля, что в Турцию отчалил.
И как пёс муругий плачет знал,
В эмиграции поэт всегда печален.
Донщина в сознании его –
Зелен Дон, играет белопенно.
Степь – она пространства торжество.
Всё родное навсегда бесценно.
Остаётся сочинять стихи.
…ковыли качаются над бездной.
И поэт зайдётся от тоски –
Колющей, игольчатой, железной…
Александр Балтин


­­


Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня.
Я с кормы всё время мимо
В своего стрелял коня.
А он плыл, изнемогая,
За высокою кормой,
Всё не веря, всё не зная,
Что прощается со мной.
Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою.
Конь всё плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.
Мой денщик стрелял не мимо —
Покраснела чуть вода…
Уходящий берег Крыма
Я запомнил навсегда


­­


Мороз крепчал. Стоял такой мороз
Что бронепоезд наш застыл над яром,
Где ждал нас враг, и бедный паровоз
Стоял в дыму и задыхался паром.
Но и в селе, раскинутом в яру,
Никто не выходил из хат дымящих, —
Мороз пресек жестокую игру,
Как самодержец настоящий.
Был лед и в пулеметных кожухах;
Но вот в душе, как будто, потеплело:
Сочельник был. И снег лежал в степях.
И не было ни красных и ни белых


­­



Мы шли в сухой и пыльной мгле
По раскалённой крымской глине.
Бахчисарай, как хан в седле,
Дремал в глубокой котловине.
И в этот день в Чуфут-Кале,
Сорвав бессмертники сухие,
Я выцарапал на скале:
Двадцатый год — прощай, Россия!


­­




Я шел к тебе среди руин,
Среди дымящихся развалин.
Я шел к тебе. Я был один.
И был мой путь, как ночь печален.
Я знал, что ты еще жива,
Я звал тебя бессильным криком,
И эхо вторило едва
Моим словам во мраке диком.
Нет ничего — но сердце есть.
Нет никого — но ты со мною.
О, как я был охвачен весь
Ночною черной тишиною.

















комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Александр Вертинский . Я не знаю зачем и кому это нужно Dynkel 16:41:19
 ­­


Я не знаю зачем и кому это нужно

кто послал их на смерть не дрожащей рукой

только так бесполезно, так зло и ненужно

опускали их в Вечный Покой



Равнодушные зрители молча кутались в шубы

и какая-то женщина с искаженным лицом

целовала покойника в посиневшие губы

и швырнула в священника обручальным кольцом



Забросали их елками, закидали их грязью

и пошли по домам под шумок толковать

что пора положить уже конец безобразию

что и так уже скоро мы все начнем голодать



И никто не додумался просто встать на колени

и сказать этим мальчикам что в бездарной стране

даже светлые подвиги это только ступени

в бесконечные пропасти к недоступной Весне



Я не знаю зачем и кому это нужно

кто послал их на смерть недрожащей рукой

только так бесполезно, так зло и ненужно

опустили их в Вечный Покой
Александр Вертинский
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 28 апреля 2013 г.
Вениамин bena Ефимов Свечка погасла Dynkel 19:48:31
 ­­

Свечка погасла

История стихотворения такая. Две девчонки приехали, как туристки из России. Одна из них влюбилась в официанта - итальянца. Да так, что осталась нелегально в Каннах. Парень, когда закончился сезон, уехал на родину, а она ночевала в каком-то пляжном домике. Говорили, что это была совсем молоденькая и очень красивая девочка. Во всяком случае, её нашли в этом домике мертвой.


Что тебе снится
Землячка моя?
Чуждые лица,
Чужие моря,
В окнах сторожки
От свечки огонь,
Шепот похожий
На пение волн,
Город возможно
С названием Канны
Лунной дорожки
На море мерцание,
В звёздную вечность,
Небесную даль
Души привычно
Уносит мистраль.
В окна напрасно
Заглянет рассвет,
Свечка погасла
И девочки нет.



Прoкoммeнтировaть
Сен - Женевьев - де - Буа Вениамин bena Ефимов Dynkel 19:44:55
 Вениамин bena Ефимов
­­

На могиле кладбища Сент-Женевьев-де Буа


Надпись: - Дай им, Господи, хоть почивать
в покое

Обойдут Сивашским болотом
Перекопский последний редут
Гегемоны в дырявых обмотках
И на Крым лавиной попрут.
На судах “Херсонес” и “Саратов”
К туркам двинет белая рать,
Им хоть к скифам, или сарматам,
Только б раны свои зализать.
Берег встретит их кипарисами,
Но, ещё не сойдя с корабля,
К ним придут невесёлые мысли,
Что не ждет их чужая земля.
Им не рады в Константинополе,
Дарданеллам на них наплевать,
И потом в лагерях Галлиполи
Их цветами не будут встречать.
Потеряют повесы гвардейские,
Офицерскую бравую стать,
И одежду штафирок мерзкую
Жизнь научит их одевать.
К волосам прикасаясь рукою,
Брать нелепо «под козырек»
Лучше так, на коленях стоя,
Умолять, чтоб Господь помог.
Бог поможет, и очень просто
Под крестами положит в ряд,
Хоть и тут на чужих погостах
Им едва ли кто будет рад.
Прoкoммeнтировaть
суббота, 13 апреля 2013 г.
Сен - Женевьев - де - Буа Dynkel 16:23:57
 ­­

Маргарита Чичина


париж елисейские поля

....Елисейские Поля...Париж...
И…Сен-Женевьев-де- Буа....Тишь...
Уголок далекой Франции,
Где идет дорога
Сверху вниз.
Камни маленького города,
И увитый весь плющом
Нашего домика карниз...
И по ним - босыми ногами...
К Вам лечу я, бегу...бреду...
Заслоню от беды руками,
И посею звезды в саду..
И – наша сказочная Осень...
Парк Тюильри...Парк Тюильри..
И Ваш мундир тогда еще был
Не изношен.
И Вы, и – я. Мы были счастливы..
Ах, как же счастливы мы были...до зимы...
До той Зимы, когда я знала- Вы меня любили.
А мои пальцы мерзли на бокале...
Бокал шампанского “Вдова Клико”
И с Вами мы тогда еще не знали,
Что скоро будем друг от друга далеко...
Париж грустит. И плачет мелкий дождь.
Звезда упала, словно пуля на излете:
Я вдруг узнала- Вы меня уже не ждёте...
И вот тогда-то всё и началось!
Мне показалось: Вековая пыль Парижских улиц
Осела на потертый Ваш мундир...
Я знала – Вы меня уже не ждёте...
И сразу странно изменился мир..
И оказалось , что вся жизнь уже прошла,
Как промелькнули Елисейские Поля...
Где Вас искать? – Теперь не знала.
И по ночам, словно в бреду, звала, ждала, искала...
И – вдруг – О Боже!
Я узнала: Меня вела...моя душа...И я - нашла....
В Сен-Женевьев- де..де Буа....а..а.
...Я больше не хочу на Елисейские Поля,
В парк Тюильри. В Париж..
Теперь вся Франция - Сен-Женевьев де...де Буа..
И седина моя- Парижских улиц вековая пыль...
Что делать? – C’est la vie…*

Прoкoммeнтировaть
Сент-Женевьев-де Буа Dynkel 15:58:46
 Ефимов Вениамин Степанович
На могиле кладбища Сент-Женевьев-де Буа

­­

Надпись: - Дай им, Господи, хоть почивать
в покое.

Обойдут Сивашским болотом
Перекопский последний редут
Гегемоны в дырявых обмотках
И на Крым лавиной попрут.
На судах "Херсонес" и "Саратов"
К туркам двинет белая рать,
Им хоть к скифам, или сарматам,
Только б раны свои зализать.
Берег встретит их кипарисами,
Но, ещё не сойдя с корабля,
К ним придут невесёлые мысли,
Что не ждет их чужая земля.
Им не рады в Константинополе,
Дарданеллам на них наплевать,
И потом в лагерях Галлиполи
Их цветами не будут встречать.
Потеряют повесы гвардейские,
Офицерскую бравую стать,
И одежду штафирок мерзкую
Жизнь научит их одевать.
К волосам прикасаясь рукою,
Брать нелепо "под козырек"
Лучше так, на коленях стоя,
Умолять, чтоб Господь помог.
Бог поможет, и очень просто
Под крестами положит в ряд,
Хоть и тут на чужих погостах
Им едва ли кто будет рад.
Прoкoммeнтировaть
четверг, 11 апреля 2013 г.
Сен - Женевьев - де - Буа посетил президент Путин Dynkel 19:54:14
 1 ноября 2000 года Путин с супругой посетили Сен - Женевьев - де - Буа во время визита во Францию

­­
­­
­­
­­
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 1 апреля 2013 г.
Сен - Женевьев - де - Буа Лейтенант Ленин. Dynkel 18:57:01
 На кладбище Сен -Женевьев-де-Буа под Парижем неподалеку от мемориала русских участников сопротивления один памятник невольно привлекает внимание. На его гранитном постаменте - эмалевое изображение развевающегося Андреевского Флага российского флота и отчеканенный из красной меди барельеф: голова Иисуса Христа в Терновом венце. Прочитанная по-русски французская надпись гласит: "капитан де фрегат Анатолий Ленин. 1878-1947".
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 31 марта 2013 г.
Сен - Женевьев - де - Буа Зинаида Гиппиус и Мережковский Dynkel 17:44:35
 ­­

14 ДЕКАБРЯ 1917 ГОДА
Д. Мережковскому

Простят ли чистые герои?
Мы их завет не сберегли.
Мы потеряли всё святое:
И стыд души, и честь земли.
...................­....................­


Рылеев, Трубецкой, Голицын!
Вы далеко, в стране иной...
Как вспыхнули бы ваши лица
Перед оплеванной Невой!

И вот из рва, из терпкой муки,
Где по дну вьется рабий дым,
Дрожа протягиваем руки
Мы к вашим саванам святым.

К одежде смертной прикоснуться,
Уста сухие приложить,
Чтоб умереть - или проснуться,
Но так не жить! Но так не жить!

комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 25 марта 2013 г.
Владимир Орлов Кладбище Сент-Женевьев-де-Бу­а Dynkel 17:19:21
 ­­


Владимир Орлов Кладбище Сент-Женевьев-де-Бу­а


...Сент-Женевьев-де­-Буа —
след ожога из бытия.
И встрепещет душа инстинктивно:
здесь Россия — есть и была
в единенье времён неразрывном.
Прах утешен. Всего эпилог...
Тихо звонница век поминает —
будто имени длящийся слог
нитью времени соединяет...
Утолённой тоски немота
отстранилась от мира стеной;
здесь не скажет никто,
потревожив ушедших покой:
это сын разлюбезный, а это — изгой.
...Сент-Женевьев-де­-Буа —
глас истории из небытия.
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 18 марта 2013 г.
В М Слукин стихи о России Dynkel 19:46:03
 ­­

Замело тебя снегом, Россия»1,

Ты в грехе по макушку холма,

И в печалинках глаз твоих синих

Стеклянные зерна бельма.



Ты не видишь, не чувствуешь бремя,

Что пригнуло, поставило ниц,

Может, мимо прошло твое время,

Расплескалось, не зная границ?



Может, век отзвенел твой былинный

И уходит за памяти круг,

Как уходит загадочным клином

Журавлиная стая на юг?



Как уносится лист пожелтелый,

За шагающим летом спеша,

Как, прощаясь с израненным телом,

Улетает в бессмертье душа?



Неужели пустые столетья

Заполняли твой сказочный дом,

И под каждой святою поветью

Благодать примирилась со злом?



Заслонили просвет истуканы,

И с добром прохудилась сума,

Даже горя в зеленом стакане

Больше нет – все испито до дна.



Лишь колеблется пламени блестка

На вселенских холодных ветрах,

Да в расплывшихся капельках воска

Отражается немощь и страх.



Кто в подсвечнике сменит огарок,

На алтарные камни светя?

Кто распутает с Богом на пару

Птицу счастья в бесовских сетях?



Вот тогда, может, в огненной пене

Встанет стяг над поверженным злом,

И золой перепачканный Феникс

Отряхнется, блеснувши крылом.


Прoкoммeнтировaть
В.М. Слукин Сен-Женевьев де Буа Dynkel 17:25:08
 ­­
В.М. Слукин



Сен-Женевьев де Буа



Цветы на камне - вечный символ скорби,

Чем краше цвет, тем тяжелей печаль,

Могильный холм земное поле горбит,

Где соль российских праведных начал.



В равненье строгом плиты с письменами,

Кресты восстали тысячей Голгоф.

Здесь спит народ с родными именами,

В чужбине дальней свой обретший кров.



Под сенью древ пехота и пилоты,

Казачий стан как будто лег в дозор,

Корниловцы припали к пулеметам,

Дроздовцы ждут сигнал на ратный сбор.



Давно мертвы, но так давно готовы

За Матушку, за Русь, еще на бой,

Ведь верили, что вдруг Всевышним Словом

Мир снова переменится судьбой.



Не донеся до нас, рассыпал Бунин

Последнюю строку в бесценный прах,

И будто предсказал он накануне

Дней окаянных беспримерный крах.



В осколках древней русской Атлантиды

Затихли звуки песен и стихов,

И страстный дух утихшей Зинаиды

Узнал секрет свободы от оков.



Здесь смолкло все, и стала жизнь неслышна,

А в души заглянул неясный сон.

Стояли так мы в немоте затишья,

И проливались капли через зонт.



Был дождь с грозой, земля в слезах просила

Забыть вражду, закрыть все двери зла.

В земле чужой лежала вся Россия,

Застреленная в ночь из-за угла.

Прoкoммeнтировaть
понедельник, 11 марта 2013 г.
Сен - Женевьев - де - Буа судьба Dynkel 18:57:24
 ­­
Николай Васильевич Кудрявцев родился 6 декабря 1888 г. в г. Опочка Псковской губернии. Василий Васильевич Кудрявцев родился 18 января 1890 г. в г. Опочка Псковской губернии. Происходили они из семьи опочецкого купца 2-ой гильдии Василия Федоровича Кудрявцева, который вместе со своим братом Иваном Федоровичем владели каменными и деревянными домами, кожевенными заводами в Опочке. Изучив «Список дворовых и усадебных мест в последовательном порядке по улицам и площадям г. Опочки Псковской губернии» (1914 – 1915 г.г.), удалось выяснить, что Василий и Иван Федоровичи Кудрявцевы имели: один дом на Петропавловской (сейчас улица 1 Мая), три - на Новоржевской (ныне Коммунальная), один дом на Балашевской улицах и слыли уважаемыми купцами. К тому же Иван Федорович с 4 марта 1909 года был городским головой. [46, с.86] Помимо братьев Николая и Василия в семье была и младшая сестра Александра,1895 г.р. 1900 г. в течение шести лет братья учились в Псковском Сергиевском реальном училище, которое успешно закончили в 1906 году. Об этом свидетельствует Протокол заседания педагогического совета № 318 от 31 мая 1906 года. Николай Васильевич, в одной из анкет Сербской эмиграции указал номера свидетельства и аттестата – 318, 374. В 1917 году закончили 4 курса Петроградского политехнического института имени императора Петра I: Василий Васильевич – электротехническое отделение, Николай Васильевич – экономическое отделение. В Опочке владели кожевенными заводами (в опросных листах Сербской эмиграции в графе «Профессия или занятие к моменту эвакуации из России» оба указали – кожевенный заводчик).
Оба вступили вольноопределяющими­ся, т.е. добровольцами в Северную Мурманскую армию. Николай Кудрявцев поступил на службу в Союзное Военное Контрольное Бюро на должность контрольного офицера 12 декабря 1918 года. Союзное Военное Контрольное Бюро – это орган российской контрразведки. В обязанности контрольного офицера входило проверять документы у прибывающих в портовые города Мурманск или Архангельск. После ухода союзных войск Н. Кудрявцев перешел на службу во 2-ой автомобильный дивизион на станции Сорока Мурманской железной дороги в должности инструктора. 26 сентября 1919 года он получил первый военный чин. 1 декабря 1919 г. был произведен в старшие унтер-офицеры. В этом же дивизионе служил и младший брат – Василий Кудрявцев, который так же имел чин старшего унтер-офицера.

Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 10 марта 2013 г.
Михаил Звездинский Малиновый звон Dynkel 19:35:21
 ­­

Малиновый звон

Мы выходим в атаку. По пояс вода.
Город будто ладонь разлинован.
Там засели плебеи, а мы господа
С мечом и венцом терновым.

Мы возьмём этот город проказой больной,
Оставляя пожарища следом.
Ведь не зря мы прошли наш Поход ледяной.
Не смей хоронить победу!

И не смей хоронить тот лихой эскадрон,
Что безмолвно погиб под ударом.
Он ещё прозвенит, наш малиновый звон
Над Екатеринодаром.

Он ещё прозвенит! И Россiя-страна
Будет нами в веках гордиться.
А сегодня над Доном бушует война
И снова трубят горнист
Прoкoммeнтировaть
суббота, 9 марта 2013 г.
Ю Борисов Закатилася зорька за лес Dynkel 20:47:59
 ­­

Ю Борисов

Закатилася зорька за лес, словно канула,
Понадвинулся неба холодный сапфир.
Может быть, и просил брат пощады у Каина,
Только нам не менять офицерский мундир.

Затаилася речка под низкими тучами,
Зашептала тревожная черная гать,
Мне письма написать не представилось случая,
Чтоб проститься с тобой да добра пожелать.

А на той стороне комиссарский редут - только тронь, а ну! -
Разорвет тишину пулеметами смерть.
Мы в ненастную ночь перейдем на ту сторону,
Чтоб в последней атаке себя не жалеть.

И присяга ясней, и молитва навязчивей,
Когда бой безнадежен и чуда не жди.
Ты холодным штыком мое сердце горячее,
Не жалея мундир, осади, остуди.

Растревожится зорька пальбою да стонами,
Запрокинется в траву вчерашний корнет.
На убитом шинель с золотыми погонами.
Дорогое сукно спрячет сабельный след.

Да простят мне все то, что я кровью своею испачкаю,
И все те, обо мне чия память, крепка,
Как скатится слеза на мою фотокарточку
И закроет альбом дорогая рука.
Прoкoммeнтировaть
пятница, 8 марта 2013 г.
БУХАРЦЕВ ОЛЕГ ВАЛЕНТИНОВИЧ- автор-исполнитель в стиле русского шансона, Dynkel 18:19:43
 БЕЛЫЙ ОФИЦЕР

Олег Бухарцев.

В сердобольный Париж вновь бегут эмигранты,
В сердобольный Париж из чужбины родной!
И в его кабаках - там и тут, как цветы, аксельбанты
На мундирах российских, пропахших войной!

Белый офицер, что повесил голову?
Дума горькая душу растревожила...
Дума горькая о далекой Родине
Душу растревожила...

.
Белой гвардии "цвет" стал России не нужен!
И отвага, и честь не нужны никому!
И бездонный Париж подозрительно слишком радушен!
И, как "белая кость" не нужны вы ему!

Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 3 марта 2013 г.
Кукин Юрий - Сент-Женевьев де Буа Dynkel 15:54:21
 ­­

Сент-Женевьев де Буа
(Ю.Кукин)
Не случайно меня ветер странствий, судьба
Занесла хоть немного права
Где не чаял я и не гадал побывать
Благо с Сент-Женевьев де Буа

Где забыв про обиду, простят, не простят
Разделив вечный сон на двоих
От своей от России в посмертных гостях
Спят мятежные дети твои
Нам священник сказал, виноватых здесь нет
Да и не было их никогда
Как писали вы, Галич, и общий привет
И какая там к черту беда
Только мне неспокойно стоять и смотреть
На плиту, что чернее беды
Неужели у нас лишь одно - помереть
Значит выйти сухим из воды
Мы давно кровь водой научились считать
Не заметив удар по щеке
Только эти гусары вернулись опять
С честью в душах, со шпагой в руке
Не случайно сюда ветер странствий, судьба
Занесла хоть немного права
Чтоб утешить себя и поверить в себя
Здесь, на Сент-Женевьев де Буа

Прoкoммeнтировaть
суббота, 2 марта 2013 г.
Сен - Женевьев - де - Буа Dynkel 19:39:01
 Тарас А. Шиян


Тихое кладбище
Сент-Женевьев
Можжевельники, сосны, вьюны
Лишь негромкое русское слово
Говорит, что есть где-то Россия

У могилы Ивана Бунина

* * *

Скромный крест
У сосновой аллеи
И несколько синих цветков
Но писателя памятник главный
Разве в этих анютиных глазках?

* * *

На могиле
Две сосновые шишки
Как французский обряд
Но, все-таки, это – по-русски
Принимать иноземные нравы

* * *

Апрельский полдень
Ящерки бегают по надгробиям
На Сент-Женевьев-дё-Бу­а

У могилы актера немого кино Ивана Мозжухина

Могила Мозжухина
Мхом поросла
Как и роли его
То память людская дряхлеет
Как немое кино

* * *

Сколько русских
Во французской земле
Вспомнит ли кто
Только ящерки, может быть, знают
С кладбища Сент-Женевьев

* * *

У могилы Тарковского
Пушистая белая кошка
К нам подошла
Как будто душа режиссера
Ластится к людям

* * *

У надгробия Галича
Птицы в хвойных деревьях
Соревнуются в пеньи
Дух призывая его
Рассудить поединок

* * *

Над Газдановым
Одинокий тюльпан
И сережки березы
Словно память российских корней
Офранцуженной прозы

Прoкoммeнтировaть
Сен - Женевьев - де - Буа Коростышевский Виктор Яковлевич стихи Dynkel 17:46:40
 ­­

Коростышевский Виктор Яковлевич

Сент-Женевьев-де-Бу­а

РУССКОЕ КЛАДБИЩЕ ПОД ПАРИЖЕМ

Чужой приют для праведных изгоев,
где нет ни победивших, ни героев.
Уходят в никуда ступеньки лет.
Всё на чужбине горестной не просто:
французская ухоженность погоста,
как мишура парадных эполет.

Тут каждый день экскурсии трусцою,
в которых нет сочувствия покою,
но есть тщеславное "и я здесь был".
Ночную тишину и с ней прохладу,
впускает месяц желтый за ограду
к окаменевшим ангелам без крыл.

И все молчат и берегут друг друга.
Как тесен мир их собственного круга,
диаспоры нам дорогих теней.
Художники, писатели, актрисы…–
по каждому отплачут кипарисы,
но список всё становится длинней.

Бессменно служат бравые солдаты,
у каждого через тире две даты.
Я обхожу полков печальный строй.
И голову склонив на этой тризне,
клянусь в любви измученной Отчизне.
Здесь каждый воин для меня герой.

Пусть едет дальше без меня автобус,
Я задержусь, поставлю свечку, чтобы
они услышали, как я скорблю.
Я напишу слова для новой песни
о доблести, о храбрости, о чести.
Сегодня я коней не тороплю.
Прoкoммeнтировaть
четверг, 28 февраля 2013 г.
Анатолий Евсеенко Сен - Женевьев - де - Буа Dynkel 17:09:53
 ­­
Сен-Женевьев де Буа
Веру в Россию хранит.
И прорастают слова,
Словно трава, сквозь гранит.

Там, за оградой, шалит
Мир, насладиться спеша, -
Здесь за Россию болит,
Вся изболелась душа.

Сен-Женевьев де Буа.
Чисто, светло от берез.
Коль обессилят слова,
Бог нам дает силу слов.

Нынче в плену у химер
Матушка-Русь, как Нотр-Дам.
Стойкости русской пример
Дай во спасение нам.

Сен-Женевьев де Буа.
Белая церковь звонит,
Шепчет молитвы листва.
Светится славы гранит.

Дивное видит любовь, -
И, сквозь крестов этих лес,
Белая гвардия вновь -
Вижу - нисходит с небес.
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 25 февраля 2013 г.
Николая Николаевича Сомов Сен - Женевьев - де - Буа Dynkel 18:08:23
 На кладбище Сен-Женевьев-де-Буа­ в Париже восстановлен памятник на месте захоронения главы дореволюционного Владимира
­­

Могила почетного гражданина города, скончавшегося в эмиграции в 1934 году, после долгих поисков была найдена на знаменитом парижском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа­ специалистами Владимиро-Суздальск­ого музея-заповедника. Жителями Владимирской области было собрано около 200 тысяч рублей на восстановление памятника на могиле.
Подробнее: http://www.vladimir­online.ru/society/id­_73917/
Прoкoммeнтировaть
 


Сен - Женевьев - де - БуаПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
пройди тесты:
Ты в Naruto (для девчонок) (17)
Кто твой парень из Наруто?
Добиться цели9
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх